Пожалуй…

Como atento no más a mi quimera
no reparaba en torno mío, un día
me sorprendió la fértil primavera
que en todo el ancho campo sonreía.
Я жил в мечтах, как в лабиринте сна,
они сосали душу, взор неволя.
Очнулся словно от толчка — весна
смеялась мне в лицо всей ширью поля.
Brotaban verdes hojas
de las hinchadas yemas del ramaje,
y flores amarillas, blancas, rojas,
alegraban la mancha del paisaje.
Веселые упругие листки
проталкивались из размякших почек,
и смелые цветочные мазки
пестрели по траве ложбин и кочек.
Y era una lluvia de saetas de oro,
el sol sobre las frondas juveniles;
del amplio río en el caudal sonoro
se miraban los álamos gentiles.
В лазури солнце щедрое лилось
дождем огнистых стрел, по листьям целясь,
и с побережья в полнозвучный плес
осанистые тополи смотрелись.
Tras de tanto camino es la primera
vez que miro brotar la primavera,
dije, y después, declamatoriamente:
Я в первый раз, как помню жизнь свою,
весну в ее цветенье узнаю.
«Ты,- прошептал я,- слишком запоздала».
?¡Cuán tarde ya para la dicha mía!?
Y luego, al caminar, como quien siente
alas de otra ilusión: — Y todavía
¡yo alcanzaré mi juventud un día!
Затем, в раздумье продолжая путь,
как бы на крыльях новой, небывалой
мечты, добавил тихо: «Так, пожалуй,
и юность нагоню когда-нибудь».
Оригинал стихотворения:
Переводчик:
56
Нет комментариев. Ваш будет первым!