La Belle Dame sans Merci

Ballad


I.

O what can ail thee, knight-at-arms,
Alone and palely loitering?
The sedge has wither’d from the lake,
And no birds sing.

II.

O what can ail thee, knight-at-arms!
So haggard and so woe-begone?
The squirrel’s granary is full,
And the harvest’s done.

III.

I see a lily on thy brow
With anguish moist and fever dew,
And on thy cheeks a fading rose
Fast withereth too.

IV.

I met a lady in the meads,
Full beautiful—a faery’s child,
Her hair was long, her foot was light,
And her eyes were wild.

V.

I made a garland for her head,
And bracelets too, and fragrant zone;
She look’d at me as she did love,
And made sweet moan.

VI.

I set her on my pacing steed,
And nothing else saw all day long,
For sidelong would she bend, and sing
A faery’s song.

VII.

She found me roots of relish sweet,
And honey wild, and manna dew,
And sure in language strange she said—
"I love thee true.”

VIII.

She took me to her elfin grot,
And there she wept, and sigh’d fill sore,
And there I shut her wild wild eyes
With kisses four.

IX.

And there she lulled me asleep,
And there I dream’d—Ah! woe betide!
The latest dream I ever dream’d
On the cold hill’s side.

X.

I saw pale kings and princes too,
Pale warriors, death-pale were they all;
They cried—"La Belle Dame sans Merci
Hath thee in thrall!”

XI.

I saw their starved lips in the gloam,
With horrid warning gaped wide,
And I awoke and found me here,
On the cold hill’s side.

XII.

And this is why I sojourn here,
Alone and palely loitering,
Though the sedge is wither’d from the lake,
And no birds sing.

Год написания:
1819 год

Анализ стихотворения Джона Китса "La Belle Dame sans Merci"

«La Belle Dame sans Merci» (фр.: «Безжалостная красавица») — баллада английского поэта-романтика Джона Китса. Известна в двух редакциях, незначительно различающихся между собой. В первоначальном виде была написана Китсом 21 апреля 1819 года. Впервые опубликована в журнале «The Indicator» 10 мая 1820 года. В качестве названия Китс использовал название поэмы французского средневекового поэта Алена Шартье (1424). Источниками для Китса послужили немецкая легенда о Тангейзере, поэма Спенсера «Королева фей» и «Анатомия Меланхолии» Роберта Бёртона (описание рыцаря, страдавшего от меланхолии).

Несмотря на то, что баллада «La Belle Dame Sans Merci» короткая (всего 12 строф по 4 строки в каждой, написанных по схеме ABCB), она полна загадок. Рыцарь, описанный Китсом, ассоциируется со смертью — «бледность» его лица сравнивается с цветком «лилии» (символ смерти в западной культуре), «увядание», «иссыхание» — возможно, он уже мёртв, и историю рассказывает призрак рыцаря. Он явно обречён оставаться в «краю холмов», не может её покинуть, но причина этого неясна. Буквальное прочтение баллады подразумевает, что Прекрасная Дама похитила его, в этом сюжете видна параллель с легендами о Томасе Лермонте и Таме Лине.

Если вспомнить, что рыцари обыкновенно были связаны обетом целомудрия, то можно предположить, что рыцарь Китса оказался опорочен вдвойне, поддавшись чарам нечеловеческого существа, за что и несёт наказание. Комментаторы феминистского толка выдвигали предположения, что рыцарь просто изнасиловал девушку, и его за это покарал Бог. В качестве основного подтверждения такой точки зрения приводится строка «she wept, and sigh’d full sore» (букв. «она рыдала, и вздохи были как раны»). Но всё же такая трактовка маловероятна, так как в тексте ясно сказано, что фея клялась рыцарю в любви, и сама заманила его в грот. В таком случае фраза, «she wept, and sigh’d full sore», возможно обозначает, что «дитя фей» расстаётся с девственностью. Или просто указывает на её сильное желание поскорее соединиться с рыцарем. В конечном счёте, смысл этого фрагмента зависит от того, что вкладывал Китс в текст своей баллады: была ли это простая лирическая история, или автор подразумевал в ней мораль. Анализируя творчество Китса, можно сказать, что оно гораздо более чувственно, нежели интеллектуально, и к морализаторству он никогда не стремился.

172
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи