И за стеной тюрьмы - тюремное молчанье...

И за стеной тюрьмы - тюремное молчанье,
И за стеной тюрьмы - тюремный звон цепей;
Ни мысли движущей, ни смелого воззванья,
Ни дела бодрого в родной стране моей!

Идёт за годом год. Порою весть приходит;
А что несёт та весть в глухие норы к нам?
Всё тот же произвол людей в оковах водит,
Всё тот же молот бьёт по рабским головам.

Иль всё ты вымерло, о молодое племя?
Иль немочь старчества осилила тебя?
Иль на священный бой не призывает время?
Иль в жалком рабстве сгнить -
                              ты бережёшь себя?

А кажется, давно ль, о юноши, я видел
В вас доблесть мужества и благородный пыл?
Не каждый ли из вас глубоко ненавидел?
Не каждый ли из вас боролся и любил?

Что ж изменило вас? Иль напугали казни?
Иль нет уж общего и давнего врага?
Иль стал вам другом он,
                        внушив вам дрожь боязни?
Иль не скользит теперь в крови его нога?

Давно ли он дрожал, - уступками, и лестью,
И обещаньями вам отводил глаза?
Иль вы поверили? Иль, правосудной местью
Не разразясь над ним, рассеется гроза?

Иль жизненный поток улёгся в мирном ложе?
Иль стало зло добром, надев его наряд?
Иль позабыли вы: змея и в новой коже -
Всё прежняя змея, и в ней всё тот же яд?

Иль длинный ряд веков
                      не прояснил вам зренье?
Иль можете, слепцы, надежду вы питать,
Чтоб то, что было век орудьем угнетенья,
Могло орудием любви и блага стать?

Иль на одни слова у вас хватило силы?
Иль крик ваш криком был бессильного раба?
Не плюйте на отцов бесславные могилы!
Чем лучше сами вы? где ж дело? где борьба?

Иль истощились вы в своём словесном пренье,
И вместо смелых дел вам сладок жалкий сон?
Иль рады, что на вас надели в утешенье
Каких-то мнимых прав заплатанный хитон?

О горе! о позор! Где ж, гордые любовью,
Свидетельства любви вы показали нам?
Опять у вас в глазах исходит Польша кровью…
А вы? Поёте гимн державным палачам?

Иль в жертвах и крови геройского народа,
В его святой борьбе понять вы не могли,
Что из-за вечных прав ведёт тот бой свобода,
А не минутный спор из-за клочка земли?

Иль ход истории достиг того предела,
Где племя юное уж не несёт с собой
Ни свежих доблестей, ни свежих сил на дело,
И вслед тупым отцам идёт тупой толпой?

Иль тех, кто миру нёс святое вдохновенье,
Ведёт одна корысть и мелочный расчёт?
Кто с песнью шёл на смерть
                           и возбуждал движенье,
В мишурное ярмо покорно сам идёт?

И за стеной тюрьмы - тюремное молчанье,
И за стеной тюрьмы - тюремный звон цепей;
Ни мысли движущей, ни смелого воззванья,
Ни дела бодрого в родной стране моей!

Так часто думаю, в своей глуши тоскуя,
И жду, настанет ли святой, великий миг,
Когда ты, молодость, восстанешь, негодуя,
И бросишь мне в лицо названье: клеветник!
Год написания:
1864 год
122
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи