Хвала богатым

И засим, упредив заране,
     Что меж мной и тобою - мили!
     Что себя причисляю к рвани,
     Что честно мое место в мире:

     Под колесами всех излишеств:
     Стол уродов, калек, горбатых...
     И засим, с колокольной крыши
     Объявляю: люблю богатых!

     За их корень, гнилой и шаткий,
     С колыбели растящий рану,
     За растерянную повадку
     Из кармана и вновь к карману.

     За тишайшую просьбу уст их,
     Исполняемую как окрик.
     И за то, что их в рай не впустят,
     И за то, что в глаза не смотрят.

     За их тайны - всегда с нарочным!
     За их страсти - всегда с рассыльным!
     За навязанные им ночи,
     (И целуют и пьют насильно!)

     И за то, что в учетах, в скуках,
     В позолотах, в зевотах, в ватах,
     Вот меня, наглеца, не купят -
     Подтверждаю: люблю богатых!

     А еще, несмотря на бритость,
     Сытость, питость (моргну - и трачу!)
     За какую-то - вдруг - побитость,
     За какой-то их взгляд собачий

     Сомневающийся...
         - не стержень
     ли к нулям? Не шалят ли гири?
     И за то, что меж всех отверженств
     Нет - такого сиротства в мире!

     Есть такая дурная басня:
     Как верблюды в иглу пролезли.
     ...За их взгляд, изумленный на-смерть,
     Извиняющийся в болезни,

     Как в банкротстве... "Ссудил бы... Рад бы -
     Да"...
         За тихое, с уст зажатых:
     "По каратам считал, я - брат был"...
     Присягаю: люблю богатых!
 
30 сентября
Год написания:
1922 год

Анализ стихотворения Марины Ивановны Цветаевой "Хвала богатым"

«Поэзия у Цветаевой противостоит не миру, но живущей в нем пошлости, мелочности, серости. „Что же мне делать, певцу и первенцу, В мире, где наичернейший — сер! “ — вот что угнетает сознание того, кто живет с ощущением „безмерности в мире мер“. Миру, где руководствуются мелкими пошлыми мерками, где „насморком назван — плач“, Цветаева отвешивала одну пощечину за другой, не стесняясь в выборе слов, которые могли оказаться и убийственно резкими. 

При чтении цветаевской „Хвалы“. вспоминается и давняя литературная традиция (например, „Похвала глупостиЭразма Роттердамского). и новейший литературный опыт — прежде всего Маяковский с его сатирическими „Гимнами.“.

 „Хвала“, как видим, интересна не только резким разоблачительным тоном и полной недвусмысленностью авторской негодующей поэзии, но и своеобразным поворотом темы поэта — этой постояннейшей из тем. Поэт — в системе романтических представлений Цветаевой — почти всегда противопоставлен миру: он — посланец божества, вдохновенный посредник между людьми и небом, он — пророк высших истин. Именно такой поэт и противопоставлен богатым в цветаевской „Хвале“, но есть и важный — новый — оттенок: отверженность поэта (он — пария) осознается отныне как его родство с миллионами других парий. В буржуазном, сытно-плотском, низменном и гнилом мире сытых, они, голодные, нищие и обездоленные, такие же парии, как и поэт. Поэт неподкупен. Сытый может обездолить миллионы парий, превратить их в рабочую силу, но поэта — Поэта! — он купить не в состоянии. Поэт — единственный защитник и глашатай миллионов нищих парий, он — их мессия».

+7
214
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие стихи