Я сошла с ума, о мальчик странный…

Я сошла с ума, о мальчик странный,
В среду, в три часа!
Уколола палец безымянный
Мне звенящая оса.

Я ее нечаянно прижала,
И, казалось, умерла она,
Но конец отравленного жала
Был острей веретена.

О тебе ли я заплачу, странном,
Улыбнется ль мне твое лицо?
Посмотри! На пальце безымянном
Так красиво гладкое кольцо.
 
18-19 марта
Год написания:
1911 год

Произведение вошло в дебютную книгу «Вечер», с интересом встреченную публикой. Целесообразнее рассмотреть его в контексте мотивов, характерных для иных стихотворных текстов сборника. В произведении «Любовь» представлены разные лики сильного чувства. Первая из метафор — змейка, свернувшаяся клубком у сердца лирического «я». Образ любви-змейки, обладающей ядовитым жалом, порождает сквозной мотив, который играет важную роль в анализируемом стихотворении.

Уже в первом катрене возникает мотив укуса, представленный в несколько трансформированном виде: виновницей события становится не змея, а оса. Информации об укусе предшествует другое ключевое признание. Лирическая героиня, определяя особенности своего состояния, сообщает адресату о собственной душевной трансформации, названной сумасшествием. Примечательно, что указывается точное время наступления внезапной «болезни». Это обстоятельство намекает на лидерство метафорического плана лирического повествования: стихотворная исповедь касается дел сердечных, сильных движений души. Укол осиного жала, иносказательная сущность которого еще не раскрыта, является причиной переживаний.

Центральное четверостишие приводит реалистические обстоятельства эпизода, на время отводя внимание читателя от метафорического смысла. Борьба с насекомым началась для лирического «я» «нечаянно». Героине, прижавшей непрошеную «звенящую» гостью, показалось, что оса погибла. Однако последняя сумела укусить обидчицу «отравленным» жалом, которое «острей веретена».

Обращения к лирическому адресату вновь возникают в финальном катрене. С их помощью создается композиционное кольцо, замыкающее стихотворение. Лексическая анафора «странный» — единственная характеристика портрета загадочного «мальчика», к которому обращен поэтический текст. Героиня призывает избранника полюбоваться «гладким кольцом», красующимся как раз на месте укуса.

Последнее двустишие заставляет по-новому взглянуть на семантические акценты произведения. В этом фрагменте главная роль отведена метонимическому образу кольца. Он становится знаком сумасшедшей любви, болезненно-восторженного состояния, которое неожиданно обернулось скоропалительной свадьбой.

Автор намеренно не уточняет позицию адресата, оставляя читателя в неведении относительно обстоятельств лирической ситуации. Идет ли речь о закономерном итоге страстного увлечения или трагедии любовного треугольника, ясно одно: героиня погружена в мир чувств, драматических, противоречивых и мощных.

+8
59
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи