Ожидание

Дни текут молчаливо,
Непонятные дни.
Жду речного разлива,
Притаившись в тени.

В отдаленные страны,
В сероватую высь,
Все былые обманы
Без следа унеслись.

Но наутро чудесней
Вновь предстанут они:
Вслед таинственной песне
Светозарные дни.

Год написания:
1901 год

Автор не счел возможным включить произведение, датированное сентябрем 1901 г., в обширный корпус «Стихов о Прекрасной Даме». Однако связь идейно-образной системы текста со знаменитым циклом несомненна. Ее выражает сюжетообразующий мотив ожидания, давший название стихотворению. Дополняет сходство сумрачная атмосфера, которая скрывает в себе тайну, способную преобразить художественное пространство.

«Непонятные дни» — такое определение дает ходу времени лирический герой. Его существование невыразительно, скучно, «молчаливо». Поскольку жизнь лишена ярких оттенков, субъект речи избирает для характеристики серых, одинаковых будней глагол «текут».

Вторая часть начального четверостишия конкретизирует позицию и цель лирического «я». Сидя в тени у берега, он ждет разлива вод. Образ полноводной, вышедшей из берегов реки символизирует будущие перемены, надеждой на которые живет герой. Желая скрыть свои намерения от любопытных наблюдателей, он не просто расположился, а притаился в тени.

Содержание центральной строфы посвящено теме избавления от прежних иллюзий, «былых обманов». Они бесследно растворились в сероватом сумеречном небе.

В заключительном катрене возникают ключевые мотивы, проливающие свет на идейное содержание произведения. Первый из них — мотив цикличности мироустройства: то, что исчезло вечером, наутро появится вновь. Второй — мотив преображения. Духовное перерождение последует за акустическим образом загадочной песни, мелодия которой в корне изменит беззвучную неяркую картину. Грядущая трансформация художественного пространства выражена антитезой. Части противопоставления характеризуют дни: «непонятные» и нудные в зачине — «светозарные» и вдохновляющие в финале.

Оба важных компонента, размещенных поэтом в концовке, восходят к христианским представлениям о круговороте времени. В блоковской трактовке цикличного движения особое место занимает утро — ясное, несущее свет, предоставляющее человеку попытку преодолеть несовершенное земное начало.

Ситуация напряженного ожидания сближает анализируемое произведение с программным текстом «Сумерки, сумерки вешние…», написанным тремя неделями ранее. Метафорическому образу половодья вторят многочисленные соответствия «речной» тематики: холодные волны, песчаный берег, лодка. Звуковой образ таинственной песни воспринимается героем как зов одинокой родственной души.

39
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи