Одинокий, к тебе прихожу…

Одинокий, к тебе прихожу,
Околдован огнями любви.
Ты гадаешь.- Меня не зови.-
Я и сам уж давно ворожу.

От тяжелого бремени лет
Я спасался одной ворожбой
И опять ворожу над тобой,
Но не ясен и смутен ответ.

Ворожбой полоненные дни
Я лелею года,- не зови…
Только скоро ль погаснут огни
Заколдованной темной любви?

Год написания:
1901 год

Произведение, созданное в начале лета 1901 г., вошло в сборник «Стихов о Прекрасной Даме». Своеобразие поэтического текста состоит в особенностях трактовки женского образа, который не наделяется сверхреальными чертами, подобающими таинственной и лучезарной богине. По этой причине «Одинокий…» относят к группе стихотворений, где в качестве лирической героини выступает земная девушка, «царевна», живущая в высоком тереме. Поэт изображает реальные встречи влюбленных, используя в их описании возвышенную романтическую атрибутику.

Тема магической любви организует композицию стихотворения: метафорическая конструкция «околдован огнями любви», поданная в зачине, точно отражается в финальной строке, приобретая дополнительный эпитет «темная».

Лексемы «ворожу»/«ворожба» встречаются в каждом из трех катренов небольшого текста. С их помощью определяется основное занятие главных героев. Лирический субъект признается, что он гадает «уж давно» и увлеченно: «ворожбой полоненные дни» складываются в годы. Колдовство стало путем спасения от «тяжелого бремени лет», выходом из конфликта с внешним миром. Однако привязанность, порожденная магией, не в силах избавить влюбленного от ощущения одиночества, сообщением о котором начинается поэтический текст. Эта деталь становится первым сигналом, свидетельствующим о неудовлетворенности лирического «я» своим положением.

Герои одновременно являются и субъектами, и объектами мистического обряда. Если попытки лирического «я» гадать на возлюбленную оканчиваются неудачей, то у невесты-колдуньи ворожба складывается успешно. Контекст определяет преимущество девушки над заговоренным женихом: ему приходится являться на зов невесты даже против воли. В тексте два раза встречается обращение-просьба лирического «я»: «Не зови».

Риторический вопрос, звучащий в конце стихотворения, служит подтверждением зреющего желания освободиться от любовных пут, сковывающих героя.

Среди стилевых особенностей произведения выделяется обилие лексики с полногласиями: уже упомянутая «ворожба» дополняется лексемой «полоненные». К ним примыкают примеры с двойным звуком «о»: «околдован», «одной». При помощи упомянутых фонетических средств создается эффект замедленного плавного движения.

Мотив колдовского обряда сближает анализируемое стихотворение с произведением «Гадай и жди. Среди полночи…» Здесь возникает тема таинственного свидания с «дерзостным» персонажем, осложненная мотивами двойничества и сложной трактовкой «огненной игры» героев.

39
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи