Навстречу вешнему расцвету…

Навстречу вешнему расцвету
Зазеленели острова.
Одна лишь песня недопета,
Забылись вечные слова…

Душа в стремленьи запоздала,
В пареньи смутном замерла,
Какой-то тайны не познала,
Каких-то снов не поняла…

И вот — в завистливом смущеньи —
Глядит — растаяли снега,
И рек нестройное теченье
Свои находит берега.

Год написания:
1901 год

В обширном корпусе «Стихов о Прекрасной Даме» глубоко разработана тема предчувствия, составляющая своеобразный нерв лирического переживания. Смутные ощущения героя неотделимы от пейзажных изображений «близкой весны», наделенных символическим смыслом. В произведениях, начинающих знаменитый цикл, субъект речи обладает способностью расшифровывать тайные знаки природы, готовящейся к возрождению. Они обычно воплощаются в виде акустических образов песен, звуков. Опоэтизированный женский образ, с которым связано возникновение загадочных мелодий, скрыт в туманном сумраке. Визуальным атрибутом грядущих перемен становится «клочок» чистого неба, появившегося среди туч. Природный образ получает пышную характеристику «бездонная лазурь».

Герой, погруженный в собственные переживания, упускает из вида закономерные трансформации окружающего мира — такова краткая характеристика лирической ситуации стихотворения 1901 г. Текст начинают детали пейзажной зарисовки. Ими служат образы «вешнего расцвета» и свежей зелени островов. В зачине упоминается важный вектор, который демонстрирует взаимонаправленное движение природных сил, оживающих под воздействием первого тепла.

Изображение портрета души героя выступает параллельной линией лирического сюжета. Внутренние переживания не укладываются в картину всеобщей гармонии. В душевной жизни наступила пауза, и для ее описания поэт использует четыре глагола с семантикой недосказанности, непонимания, опоздания. Лексические средства размещены в конце стихотворных строк центрального катрена. Результат досадной остановки указан в первой строфе: весенняя песня оказалась незаконченной, не смогла поддержать всеобщий восторг живого мира.

Очнувшись от оцепенения, субъект речи с удивлением обнаруживает разительные перемены в пейзаже. Автор называет две из них: таяние снегов и окончание половодья. Смущение и зависть овладевают героем. Он еще раз убеждается в мудрости вечного хода времени и противоречивости человеческой природы, самоуверенно отделившейся от естественных начал. Учитывая символический контекст цикла, разочарование героя можно увязать с опасением пропустить явление идеального женского образа, возникающего в весеннем антураже.

Невнимание к знакам «истинного чуда», ставшее темой стихотворения, не типично для чуткого героя-поэта. Его слух способен различать таинственный гул, знаменующий важные перемены в судьбе и окружающем мире.

+1
146
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие стихи