Морская душа

У неё глаза морского цвета,
И живёт она как бы во сне.
От весны до окончанья лета
Дух её в нездешней стороне.

Ждет она чего-то молчаливо,
Где сильней всего шумит прибой,
И в глазах глубоких в миг отлива
Холодеет сумрак голубой.

А когда высоко встанет буря,
Вся она застынет, внемля плеск,
И глядит как зверь, глаза прищуря,
И в глазах ее — зеленый блеск.

А когда настанет новолунье,
Вся изнемогая от тоски,
Бледная влюбленная колдунья
Расширяет черные зрачки.

И слова какого-то обета
Всё твердит, взволнованно дыша.
У неё глаза морского цвета,
У неё неверная душа.

В первом издании сборника «Будем как Солнце» перед стихотворением «Морская душа» стояла пометка. Произведение было посвящено артистке Ольге Николаевне Миткевич, жене журналиста и театрального критика Власия Дорошевича. В других изданиях посвящение не появляется, впрочем, это не имеет большого значения. Потому что главное в стихотворении не образ конкретной женщины, а изображение женской души в целом.

«Морская душа» звучит именно так, как точно уловил черты женской натуры К. Д. Бальмонт, — она ярка, экспрессивна и непредсказуема. Пять строф последовательно раскрывают перед читателем грани таинственного образа. Строки при этом не сложены в идеальном порядке: то женские окончания перемежаются мужскими, то ровный ход анапеста прерывается двухсложными стопами.

Первой строфой автор знакомит читателя с лирической героиней, которая кажется призраком, вглядывающимся в морскую даль. В этом она похожа на Ассоль, чья жизнь тихо течет в ожидании чуда. Но такой нежной и невинной она предстает только на миг.

Выразительная звукопись точно передает удивительные качества героини произведения. Автор часто прибегает к аллитерации, чтобы передать ее устремленность вдаль: «во сне», «весны», «сильней», «высоко встанет», «плеск», «тоски». В этих звуках так и слышится свист ветра, так и видится, как тонкая фигура героини обретает очертания птицы и взмывает в воздух.

В другое мгновение женщина обращается в дикое животное, затаившееся перед прыжком:

И глядит как зверь, глаза прищуря,
И в глазах ее зеленый блеск.

Замечает Бальмонт и присущую женщине потустороннюю силу. Это могущество, природная магия только возрастает, как молодой месяц, когда сердце героини наполняется любовью. Но эта власть приносит мучение и ей, заставляя страдать:

А когда настанет новолунье,
Вся изнемогая от тоски,
Бледная влюбленная колдунья
Расширяет черные зрачки.

Как прирожденный художник Константин Дмитриевич рисует в стихотворении удивительно живую картину. Благодаря цветописи перед глазами читателя встают выразительные образы. Автор берет голубые, зеленые, черные краски, смешивает их друг с другом, получая сверкающие оттенки морской волны, мрачные тона для бушующих волн и тяжелого неба. Эффектно накладывая пятна теней, он создает портрет необыкновенной женщины, то ли человека, то ли воплощенной морской стихии.

Критики отмечают, что изображение женских черт Бальмонту удавалось лучше, чем отражение мужественности. Стихотворение «Морская душа» служит хорошим подтверждением этой мысли, так как поэт великолепно запечатлел всю многогранность и глубину женской натуры.

+1
8
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи