Соловьиный сад

1

Я ломаю слоистые скалы
В час отлива на илистом дне,
И таскает осел мой усталый
Их куски на мохнатой спине.

Донесем до железной дороги,
Сложим в кучу,- и к морю опять
Нас ведут волосатые ноги,
И осел начинает кричать.

И кричит, и трубит он,- отрадно,
Что идет налегке хоть назад.
А у самой дороги - прохладный
И тенистый раскинулся сад.

По ограде высокой и длинной
Лишних роз к нам свисают цветы.
Не смолкает напев соловьиный,
Что-то шепчут ручьи и листы.

Крик осла моего раздается
Каждый раз у садовых ворот,
А в саду кто-то тихо смеется,
И потом - отойдет и поет.

И, вникая в напев беспокойный,
Я гляжу, понукая осла,
Как на берег скалистый и знойный
Опускается синяя мгла.

2

Знойный день догорает бесследно,
Сумрак ночи ползет сквозь кусты;
И осел удивляется, бедный:
"Что, хозяин, раздумался ты?"

Или разум от зноя мутится,
Замечтался ли в сумраке я?
Только все неотступнее снится
Жизнь другая - моя, не моя...

И чего в этой хижине тесной
Я, бедняк обездоленный, жду,
Повторяя напев неизвестный,
В соловьином звенящий саду?

Не доносятся жизни проклятья
В этот сад, обнесенный стеной,
В синем сумраке белое платье
За решеткой мелькает резной.

Каждый вечер в закатном тумане
Прохожу мимо этих ворот,
И она меня, легкая, манит
И круженьем, и пеньем зовет.

И в призывном круженье и пенье
Я забытое что-то ловлю,
И любить начинаю томленье,
Недоступность ограды люблю.

3

Отдыхает осел утомленный,
Брошен лом на песке под скалой,
А хозяин блуждает влюбленный
За ночною, за знойною мглой.

И знакомый, пустой, каменистый,
Но сегодня - таинственный путь
Вновь приводит к ограде тенистой,
Убегающей в синюю муть.

И томление все безысходней,
И идут за часами часы,
И колючие розы сегодня
Опустились под тягой росы.

Наказанье ли ждет, иль награда,
Если я уклонюсь от пути?
Как бы в дверь соловьиного сада
Постучаться, и можно ль войти?

А уж прошлое кажется странным,
И руке не вернуться к труду:
Сердце знает, что гостем желанным
Буду я в соловьином саду...

4

Правду сердце мое говорило,
И ограда была не страшна.
Не стучал я - сама отворила
Неприступные двери она.

Вдоль прохладной дороги, меж лилий,
Однозвучно запели ручьи,
Сладкой песнью меня оглушили,
Взяли душу мою соловьи.

Чуждый край незнакомого счастья
Мне открыли объятия те,
И звенели, спадая, запястья
Громче, чем в моей нищей мечте.

Опьяненный вином золотистым,
Золотым опаленный огнем,
Я забыл о пути каменистом,
О товарище бедном моем.

5

Пусть укрыла от дольнего горя
Утонувшая в розах стена,-
Заглушить рокотание моря
Соловьиная песнь не вольна!

И вступившая в пенье тревога
Рокот волн до меня донесла...
Вдруг - виденье: большая дорога
И усталая поступь осла...

И во мгле благовонной и знойной
Обвиваясь горячей рукой,
Повторяет она беспокойно:
"Что с тобою, возлюбленный мой?"

Но, вперяясь во мглу сиротливо,
Надышаться блаженством спеша,
Отдаленного шума прилива
Уж не может не слышать душа.

6

Я проснулся на мглистом рассвете
Неизвестно которого дня.
Спит она, улыбаясь, как дети,-
Ей пригрезился сон про меня.

Как под утренним сумраком чарым
Лик, прозрачный от страсти, красив!...
По далеким и мерным ударам
Я узнал, что подходит прилив.

Я окно распахнул голубое,
И почудилось, будто возник
За далеким рычаньем прибоя
Призывающий жалобный крик.

Крик осла был протяжен и долог,
Проникал в мою душу, как стон,
И тихонько задернул я полог,
Чтоб продлить очарованный сон.

И, спускаясь по камням ограды,
Я нарушил цветов забытье.
Их шипы, точно руки из сада,
Уцепились за платье мое.

7

Путь знакомый и прежде недлинный
В это утро кремнист и тяжел.
Я вступаю на берег пустынный,
Где остался мой дом и осел.

Или я заблудился в тумане?
Или кто-нибудь шутит со мной?
Нет, я помню камней очертанье,
Тощий куст и скалу над водой...

Где же дом? - И скользящей ногою
Спотыкаюсь о брошенный лом,
Тяжкий, ржавый, под черной скалою
Затянувшийся мокрым песком...

Размахнувшись движеньем знакомым
(Или все еще это во сне?),
Я ударил заржавленным ломом
По слоистому камню на дне...

И оттуда, где серые спруты
Покачнулись в лазурной щели,
Закарабкался краб всполохнутый
И присел на песчаной мели.

Я подвинулся,- он приподнялся,
Широко разевая клешни,
Но сейчас же с другим повстречался,
Подрались и пропали они...

А с тропинки, протоптанной мною,
Там, где хижина прежде была,
Стал спускаться рабочий с киркою,
Погоняя чужого осла.

Год написания:
1915 год

Поэма «Соловьиный сад» датирована 6 января 1914 — 14 октября 1915. Это был период бурного романа Блока с Любовью Александровной Андреевой-Дельмас, тридцатичетырехлетней оперной певицей. Двенадцатого января 1914 года он сделал запись о первой встрече с Дельмас. О том, что она была певицей, есть упоминание:

«А в саду кто-то тихо смеется,

И потом — отойдет и поет».

Перед героем поэмы две дороги. Одна – труд, тяжёлый и однообразный. Другая – любовь прекрасной женщины, покой и очарование соловьиного сада. Герой оставляет свою жалкую хижину, верного помощника осла и идёт туда, в манящий соловьиный сад. Но очень скоро он понимает, что счастье было там, на каменистых тропинках, по которым он шёл со своим ослом. Герой покидает прекрасный сад, нежную возлюбленную, но поздно. Уже нет ни его хижины, ни его осла, а по тропинке, протоптанной его ногами, спускается другой человек.

В поэме противопоставляются две темы. Первая – будничная прозаическая жизнь, наполненная содержанием и действием. Вторая – райская жизнь, без дела и цели. Текст поэмы состоит из семи глав. С самого начала возникает первая тема, которая, перекликаясь со второй, продолжается в течение трёх глав. Уже с четвертой главы герой попадается в сад. Пребыванию в саду, второй теме, посвящено всего четыре строфы. А дальше вновь появляется первая тема, но это уже не жизнь, наполненная содержанием и действием, а итог пребывания в саду – одиночество, бессмысленность существования.

За оградой Соловьиного сада герой «ломает слоистые скалы», у него «разум от зная мутится», ему «снится жизнь другая». А в соловьином саду герой, «опьяненный вином золотистым», «забыл о пути каменистом».

Когда описывается пребывание героя за оградой сада, используются «тяжёлые» слова: «таскает», «куски», «начинает кричать». А для описания пребывания героя в саду используются нежные, романтические выражения: «напев соловьиный», «шепчут ручьи и листы», «запели ручьи».

Корней Чуковский упрекал Александра Блока за «чрезмерное сладкозвучие» «Соловьиного сада». Но «оправдать» поэта можно. Описание сада может быть только именно «чрезмерно сладкозвучным». Потому что такую жизнь нельзя изобразить по-другому, к ней не проходит иное описание.

В поэме играет большую роль образ моря. Море символизирует будничную жизнь, «рокотание» - это бесконечный, тяжёлый труд, шум, жизнь. В райский сад не доносятся «жизни проклятья», но там нет и самой жизни. Героя влечёт назад, к покинутой им будничности, потому что человек не может быть счастливым без дела и цели. В розовых цепях что-то оказалось безнадёжно утраченным, «рокотанье моря» соловьиная песня заглушить не властна.

На вопрос героя: «наказание ли ждёт иль награда, Если я уклонюсь от пути?» Блок отвечает в конце поэмы. Не зря он дает в поэме сцену столкновение крабов. Этой сценой подчеркивается глубина одиночества героя, которое наступило из-за того, что он уклонился от пути.

Поэма «Соловьиный сад» считается романтической. Период написания этой поэмы – переходной период в творчестве писателя. Переход от символизма к реализму отразился в поэме. Здесь много символов, даже при описании реальной жизни, много романтики. Но побеждает реализм.
44
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи