Казачья колыбельная песня

Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.
Тихо смотрит месяц ясный
В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
Баюшки-баю.

По камням струится Терек,
Плещет мутный вал;
Злой чечен ползет на берег,
Точит свой кинжал;
Но отец твой старый воин,
Закален в бою:
Спи, малютка, будь спокоен,
Баюшки-баю.

Сам узнаешь, будет время,
Бранное житье;
Смело вденешь ногу в стремя
И возьмешь ружье.
Я седельце боевое
Шелком разошью...
Спи, дитя мое родное,
Баюшки-баю.

Богатырь ты будешь с виду
И казак душой.
Провожать тебя я выйду -
Ты махнешь рукой...
Сколько горьких слез украдкой
Я в ту ночь пролью!..
Спи, мой ангел, тихо, сладко,
Баюшки-баю.

Стану я тоской томиться,
Безутешно ждать;
Стану целый день молиться,
По ночам гадать;
Стану думать, что скучаешь
Ты в чужом краю...
Спи ж, пока забот не знаешь,
Баюшки-баю.

Дам тебе я на дорогу
Образок святой:
Ты его, моляся богу,
Ставь перед собой;
Да, готовясь в бой опасный,
Помни мать свою...
Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.

Год написания:
1838 год

Стихотворение «Казачья колыбельная песня» было написано в 1838 году, когда Михаил Лермонтов впервые побывал на Кавказе и принял участие в военных действиях. К этом периоду творчества относятся не только общественно-политические и гражданские стихи, но и лирические произведения. В частности, «Казачья колыбельная песня» является интерпретацией народного творчества. Существует версия, что именно в станице Червленой на берегу реки Терек, где квартировал гусарский полк Лермонтова, поэту довелось услышать, как молодая казачка укачивает своего сына под очень нежную и красивую колыбельную. Именно она легла в основу стихотворения, в которое автор вложил несколько иной смысл, так как не мог обойти в своем творчестве войну, которая каждый день уносила жизни сотерн русских солдат.

Стихотворение «Казачья колыбельная песня» выдержано в духе монолога матери, которая, укладывая спать малыша, рассказывает о том, что ждет его в будущем. Первое восьмистишье действительно подошло бы для любой колыбельной, так как в нем присутствуют все атрибуты этой формы фольклорного произведения – ясный месяц, сказка и желание матери, чтобы сын поскорее уснул. Однако свое повествование поэт от имени женщины-казачки продолжает совсем в другом ключе и рассказывает о то, что ему довелось увидеть на этой страшной и кровавой войне.

«Злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал», — эти слова совершенно не подходят для колыбельной, однако, тем не менее, отражают действительность. Равно как и следующие строчки, в которых поэт повествует о том, что отец малыша готов дать врагу достойный отпор, так как он ушел воевать за родную землю. Подобная судьба ожидает и этого младенца, который сейчас покоиться на руках у казачки, но очень скоро так же, как и отец, будет защищать свою родину от чеченских набегов. «Смело вденешь ногу в стремя и возьмешь ружье», — предрекает ему мать, понимая, что именно так сложится судьба ее ребенка. Но даже ей не дано знать, сможет ли он выжить в кровавой и непрекращающейся войне. Все, что остается в этой ситуации безутешной женщине – так это молить Бога о том, чтобы ее сын все же вернулся домой. Поэтому поэт от ее имени обещает: «Дам тебе я на дорогу образок святой». Это все, что может сделать для своего ребенка любящая мать, которая дает сыну наказ не только искать спасение в молитве, но и вспоминать ту, которая дала ему жизнь, и теперь мечтает лишь о том, чтобы ее сохранить.

75
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи