Предвещание

Кто бросился в Волхов с крутых берегов?
В реке зазвенело. . . Не звон ли оков?
Наверное беглый из плена!

Нет! беглый не будет с мечом и в броне,
У пленника збруи не стало!
То кто-то из наших плывет на коне . . .
Зачем же надвинул забрало?

Он крепок, он молод, он волны сечет
С прямой богатырской отвагой,
И конь его сильный отважно плывёт
И брызжет кипящею влагой.

Уж поздно — и туча легла как свинец,
По Волхову ветер гуляет…
Откликнулся ворон. . . Торопися пловец!
Недоброе ворон вещает.

Вот конь погрузился, тяжеле плывет,
Но берег другой недалеко,
Храпит и дрожит он — и разом из вод
На берег взлетаeт высокой.

Вздыхая вольнее, он буйно заржал,
Взмахнул он косматoю гривой,
И, бодрый как прежде, по кочкам помчал
Седока удалого ретиво.

К недальнему бору подъехал ездок.
Окрест все и темно и глухо,
Порою болотный блеснет огонёк,
Но ничто не доходит до слуха.

Чем дале, все гуще и сумрачней бор:
Нависнули сосны да ели,
Как видно не сек их от века топор
И люди их тронуть не смели.

Конь тяжко ступaeт, нет более сил,
Дрожат, подгибаясь, колена.
Вот стал он упрямо — и каплют с удил
И кровь и багровая пена.

На землю ступил по неволе седок,
Коня он ведет за собою,
Но путь ему труден, все пни и песок
Да иглы хрустят под ногою.

Вдруг - ветер ударил и облаков дым,
И свет разливается всюду,
И слышится голос: «Куда ты Вадим?
К добру ты пришел, или к худу?»

«Иду я совета искать у Волхва,
Пришелец ответствует смело,
Проник он все тайны, вещает молва,
Так сам угадает: в чем дело?»

Сказал он и ветер затихнул и вмиг
Рассеялось облако дыма,
И тихо подходит столетний старик
И взором пытает Вадима.

Расцвечена златом одежда на нем,
Брада серебриста как иней,
Главу ж осеняет летучим венцом
Огонек то румяный, то синий.

«Вадим! ты узнаешь всеведущ ли я,
И тщетно ль мне верят народы,
Покорен мне воздух, покорна земля,
Проник и в огонь я и в воды.

«Что прежде сбылося, что будет вперед
Все знаю в пустыне безлюдной,
О чем ты замыслил, и что тебя ждет
Узнать, ты увидишь, не трудно.»

И шепчет гадатель и, круг очертя,
Медвежьей махнул рукавицей,
И птицы отвсюду шумя и свистя
Слетаются бурной стaницей.

Теперь все готово, промолвил старик
Всю правду нам выскажут птицы,
Тебе же понятен их будет язык,
Пока не шагнешь за границы.

И витязь вступает в таинственный круг
Ему как бы стало страшнее,
Он ждет предвещанья, волнуется дух
И сердце забилось сильнее:

Сокол.

Коршун хищный! плавным кругом
Так высоко не летай,
Дай нам встретиться друг с другом,
Сил со мною попытай!
На тебя, ширококрылой,
Я ударю всею силой,
И по ветру я вокруг
Размечу твой серый пух!
А не то, во мраке ночи,
Если сном смежишь ты очи
Неожидан нападу,
Где б ты ни был, я найду!

Филин.

Нет, и в сумраке ночей
Ты под властию моей!
Сокол, сокол! всюду я .
За тобой, как тень твоя!
Ты от взора моего
Не укроешь ничего.
Ночью все подвластно мне,
Будь твой недруг хоть во сне,
Пробужу я вмиг его
До прихода твоего.

Ворон.

Чья мне слышится кровь?
Где-то двое врагов!
А! коршун и сокол сшибаются вдруг,
По воздуху вьется разбросанный пух. . .
Жарок бoй в вышине!
Кто ж достанется мне?
Вот ударил один, вот ударил другой,
Взвивается коршун – и кончен их бой!
Сокол, сокол, твою
Кровь я до сыта пью!

Умолкнули птицы, — исчезнул старик,
Вполне совершилось гаданье,
Но витязь безмолвен, главою поник,
Не в радость ему предсказанье.

Вот утро блеснуло, конь весело ржёт,
Но витязь не внемлет, и шуму,
Вадиму печален и солнца восход—
Он крепкую думает думу…

Год написания:
1829 год
112
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие стихи