К Нисе

Ниса, Ниса, Бог с тобою!
Ты презрела дружний глас,
Ты поклонников толпою
Оградилася от нас.

Равнодушно и беспечно,
Легковерное дитя,
Нашу дань любви сердечной
Ты отвергнула шутя.

Нашу верность променяла
На неверный блеск, пустой, —
Наших чувств тебе, знать, мало,
Ниса, Ниса, Бог с тобой!

Год написания:
1825 год

Произведение, относящееся к числу ранних тютчевских опытов, появилось в 1825 г. и через несколько месяцев было напечатано в альманахе «Урания». Стихотворение адресовано даме, названной условным именем. За ним может скрываться баронесса Крюденер, юная супруга немолодого, но состоятельного и удачливого соперника и коллеги Тютчева. Однако не все исследователи поддерживают эту версию, полагая, что вопрос соотнесения образов условного персонажа и прекрасной Амалии требует дополнительных доказательств.

Герой поэтического послания, переживающий неудачу в любви, примиряется со своим положением. Его настроение передается при помощи фразеологизма, который включен в рефрен, обрамляющий текст. Вынужденная уступка не исключает обиды, порожденной пренебрежительным отношением лирического адресата.

В оценке личных качеств красавицы, окруженной толпой поклонников, преобладают нелестные характеристики: Ниса легкомысленна, равнодушна и беспечна. Лирическое «мы», за единодушием которого скорее всего скрывается один скромный герой, — полная противоположность ветреной натуре возлюбленной. Серьезное, глубокое чувство и верность — таковы несомненные достоинства психологического портрета неудачливого кавалера.

Светскую кокетку, чей живой и беззаботный нрав обозначен перифразой «легковерное дитя», не впечатляют положительные качества, присущие герою. Увлеченная флиртом, Ниса избегает серьезных чувств и отношений. Описывая ее стремления, автор выбирает личную форму глагола «оградиться».

О предпочтениях бессердечной возлюбленной говорится в последнем катрене. Они обозначены при помощи метафоры: ложные ценности уподобляются пустому, фальшивому блеску. Последний в глазах Нисы выглядит привлекательнее искреннего чувства. Поняв, что ожидать взаимности бессмысленно, оскорбленный субъект речи выходит из круга поклонников избалованной кокетки.

Основные мотивы анализируемого текста перекликаются со строками пушкинского посвящения «Лиле». Два стихотворения сближают условная фигура героини, тема непринятой любви и позиция субъекта речи, решившегося расстаться с земным воплощением «бесчувственной красы». Различен финал произведений: тютчевский герой неизменно суров к бывшему идеалу, пушкинский поклонник остается очарованным Лилой — пусть насмешливой и бездушной, но прелестной.

107
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи