Адели (Играй, Адель...)

Играй, Адель,
Не знай печали.
Хариты, Лель
Тебя венчали
И колыбель
Твою качали.
Твоя весна
Тиха, ясна:
Для наслажденья
Ты рождена.
Час упоенья
Лови, лови!
Младые лета
Отдай любви,
И в шуме света
Люби, Адель,
Мою свирель.
Год написания:
1822 год

Когда зимой 1820 г. Пушкин жил в Каменке, в имение отца Адели Александра, она была хорошенькой двенадцатилетней девочкой. Отношение к ней у поэта явно было демонстративно-показным.

Вчитаемся внимательно в рассказ И. Д. Якушкина, который был свидетелем того, как поэт, может быть, даже не совсем уместно, подшучивал над девочкой. "Мы всякий день обедали внизу у старушки матери. После обеда собирались в огромной гостиной, где всякий мог с кем и о чем хотел беседовать. Жена Александра Львовича Давыдова, которого Пушкин так удачно назвал "рогоносец величавый", урожденная графиня Грамон, впоследствии вышедшая замуж за генерала Себастиани, была со всеми очень любезна. У нее была премиленькая дочь, девочка лет двенадцати. Пушкин вообразил себе, что он в нее влюблен, беспрестанно на нее заглядывался, и, подходя к ней, шутил с ней очень любезно. Однажды за обедом он сидел возле меня и, раскрасневшись, смотрел так ужасно на хорошенькую девочку, что она, бедная, не знала, что делать, и готова была заплакать; мне стало ее жалко, и я сказал Пушкину вполголоса: "Посмотрите, что вы делаете: вашими нескромными взглядами вы совершенно смутили бедное дитя". - "Я хочу наказать кокетку, - отвечал он, - прежде она со мной любезничала, а теперь прикидывается жестокой и не хочет взглянуть на меня". С большим трудом удалось мне обратить все это в шутку и заставить его улыбнуться". Не правда ли, странная сцена? Вполне очевидно, что с ребенком подобные шутки неуместны. Скорее всего, сцена была рассчитана на присутствующую здесь же мать, а фраза ("Я хочу наказать кокетку, - отвечал он,- прежде она со мной любезничала, а теперь прикидывается жестокой и не хочет взглянуть на меня") адресована именно ей.

Прелестное стихотворение "Аделе" было написан в 1822 году, когда Адель была двенадцатилетней девочкой. Оно, несомненно, проблемно связано со стихотворением "Кокетке", обращенным к ее матери:

Оставим юный пыл страстей –
Вы старшей дочери своей,
Я своему меньшому брату...

Может быть, именно это упоминание о старшей дочери (призванное подчеркнуть возраст матери) дало повод А. О. Смирновой говорит об Адели как о "прелестной пятнадцатилетней девочке".

Но у Пушкина, с первых же строк, речь явно идет о ребенке, о золотой поре беззаботных детских игр и незамутненной чистоты. Анакреонтические образы стихотворения (Хариты, Лель /Тебя венчали./И колыбель /Твою качали) связывают его с ранним творчеством Пушкина: оно пронизано той же лучезарной радостью жизни. И расцветающая красота Адель прежде всего должна подчеркнуть увядание ее матери. Конечно, если напрячь воображение, как это делают некоторые современные интерпретаторы Пушкина, то можно увидеть в поэте "заурядного соблазнителя малолетней" и создателя прообраза набоковской Лолиты. Лабиринты пушкинского "протеизма" опасны. Стихотворение "Аделе" можно читать как пожелание и пророчество: Для наслажденья/Ты рождена). Но это был тот редкий случай, когда Пушкин оказался плохим пророком.

А. О. Смирнова-Россет в 1830-е годы встретилась в Париже после многих лет с сестрой Адели, Екатериной Александровной Давыдовой, и тут же спросила ее об Адели, потому что на память ей пришло прелестное стихотворение Пушкина. От нее она узнала, что Адель постриглась в монахини в Риме, в монастыре Тринита дель Монте. Хороши же были лучшие годы цветущей Адели в монастыре. Голые стены, обедня без пения, на завтрак minestra итальянская, т. е. соленая вода с вермишелью, а для развлечения упрямые и капризные дети, которых посвящали в тайны грамматики и римской bigoterie, т. е. русского ханжества. Адель была потом в парижском Сакрекер: вздумала сделаться игуменьей и, наконец, к великому скандалу благородного Сен-Жерменского предместья, бросила монашество и неизвестно где жила с двоюродной сестрой Кити Кудашевой.

Каким образом в судьбе Адели, созданной "для наслаждений", совершился такой поворот? Аглая Антоновна Давыдова, в конце концов, покинула своего мужа где-то в конце 1820-х годов и уехала в родной Париж. Дочерей она взяла с собой. Старшая, Екатерина, была выдана замуж за маркиза де Габриак, так что ее судьба была благополучно устроена. Перед самой Аглаей Давыдовой обозначилась перспектива нового брака. Высказывалось предположение, что младшая дочь могла ей мешать и поэтому была отправлена в монастырь. Но ничто такой версии не подтверждает. Нельзя исключать и того, что бурная жизнь матери, получившая скандальную известность, могла вынудить дочь принять самостоятельное решение и попросту уйти от мира. Удивительно, что, проведя много лет в католических монастырях Франции, Адель, в конце концов, по-видимому, вернулась к православию, о чем свидетельствует ее сближение с Е. Кудашевой. Мы не знаем, как прожила она все эти годы. Но, во всяком случае, жила она не во имя тех "наслаждений", какие ей пророчил поэт.

+1
270
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи