Мы теперь уходим понемногу...

Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые березовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящим
Я не в силах скрыть своей тоски.

Слишком я любил на этом свете
Все, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь.

Много дум я в тишине продумал,
Много песен про себя сложил,
И на этой на земле угрюмой
Счастлив тем, что я дышал и жил.

Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве,
И зверье, как братьев наших меньших,
Никогда не бил по голове.

Знаю я, что не цветут там чащи,
Не звенит лебяжьей шеей рожь.
Оттого пред сонмом уходящим
Я всегда испытываю дрожь.

Знаю я, что в той стране не будет
Этих нив, златящихся во мгле.
Оттого и дороги мне люди,
Что живут со мною на земле.
Год написания:
1924 год

Сергей Есенин предчувствовал собственную гибель за несколько лет до трагических событий в ленинградской гостинице «Англетер». Об этом свидетельствуют стихи поэта, наполненные грустью и ощущением неизбежности всего происходящего. Рефрен о скорой смерти присутствует в них с завидным постоянством, начиная с середины 1923 года, когда поэт вдруг осознал, что молодость осталась в прошлом, а будущее не сулит ему ничего нового и увлекательного.

В 1924 году Есенин публикует стихотворение «Мы теперь уходим понемногу…», пронизанное духом упадничества и пессимизма. Чувствуется, что автор внутренне готовится к смерти, хотя напрямую и не говорит об этом. Однако мысленно он прощается с дорогими ему местами, отмечая: «Перед этим сонмом уходящих я не в силах скрыть свою тоску». Следует отметить, что само стихотворение было написано под впечатлением от смерти поэта Александра Ширяевца, который внезапно скончался от менингита в возрасте 37 лет. Он был одним из закадычных друзей Есенина, поэтому его смерть поэт воспринял, как личную трагедию, сделав из нее соответствующие выводы: «Может быть, и скоро мне в дорогу».

В этом произведении автор признается, что очень много думал о собственной жизни, которую считает вполне удачной. Однако Есенин не относит себя к разряду людей, которые цепляются за каждое мгновение существования в этом бренном мире. Даже о самом себе он говорит уже в прошедшем времени, отмечая: «И на этой на земле угрюмой счастлив тем, что я дышал и жил». Представляя себе жизнь после смерти, поэт с внутренним трепетом отмечает: «Знаю я, что не цветут там чащи». Поэтому перспектива кануть в небытие кажется ему удручающей. Александр Ширяевец уже переступил эту грань, перед которой Есенин испытывает настоящую панику. Тем не менее, автор понимает всю неизбежность смерти и чувствует, что очень скоро станет ее очередной добычей. Поэтому каждый момент земной жизни приобретает для него особый смысл. Ведь за чертой, к которой уже подошел Есенин, его ждет неизвестность, хотя сам автор убежден, что там – мрак, холод и пустота. Поэт не верит в бессмертие души и не стремится к вечности, понимая, что она бессмысленна без любимых полей и рек, без осин и березок, пурпурных гроздьев рябины и соловьиных трелей. Но больше всего Есенин боится того, что никогда уже не встретит тех, кто был с ним рядом все эти годы. «Оттого и дороги мне люди, что живут со мною на земле», — отмечает поэт, прощаясь не только с другом, но и с самой жизнью.

+1
125
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи