К* (Мой друг, напрасное старанье!…)

Мой друг, напрасное старанье!
Скрывал ли я свои мечты?
Обыкновенный звук, названье,
Вот всё, чего не знаешь ты.
Пусть в этом имени хранится,
Быть может, целый мир любви.
Но мне ль надеждами делиться?
Надежды… о! они мои,
Мои — они святое царство
Души задумчивой моей…
Ни страх, ни ласки, ни коварство,
Ни горький смех, ни плач людей,
Дай мне сокровища вселенной,
Уж никогда не долетят
В тот угол сердца отдаленный,
Куда запрятал я мой клад.
Как помню, счастье прежде жило
И слезы крылись в месте том:
Но счастье скоро изменило,
А слезы вытекли потом.
Беречь сокровища святые
Теперь я выучен судьбой;
Не встретят их глаза чужие,
Они умрут во мне, со мной!..
Год написания:
1832 год

Аналогичная лирическая ситуация и идентичность мотивов объединяют стихотворение Лермонтова 1832 г. с другим произведением — «Оставь напрасные заботы…» Оба творения связаны с именем Варвары Лопухиной, к которой поэт испытывал серьезное искреннее чувство.

Герой, обращаясь к своей возлюбленной, будто продолжает начатый диалог. За пределами поэтического текста остаются упреки в скрытности характера, на которые дает ответ лирический субъект.

Главной темой произведения становится таинственный внутренний мир скрытых «надежд». Последние уподобляются «царству», «сокровищам», «кладу» и наделяются знаковым эпитетом «святые». Столь ценное содержимое подлежит ревностной охране: герой решительно отказывается делиться тайнами не только с враждебными «глазами чужими», но и с преданным человеком.

«Клад» навсегда огражден от людских эмоций, как печальных, так и радостных. Автор применяет анафору, «умножающую» отрицательную частицу «ни». Комплекс с негативным значением используется для утверждения положительного художественного смысла: личное, заповедное и сокровенное недоступны для чужих посягательств.

Такая предусмотрительность вызвана печальным жизненным опытом. Как в случае с воображаемыми упреками, герой лишь ссылается на измены и невзгоды. Антитеза «счастье жило» — «счастье изменило» концентрирует внимание на последствиях переживаний. При помощи противопоставления «слезы крылись» — «слезы вытекли» автор сообщает о душевной холодности и закрытости, в которых видит выход лирический субъект.

В финальных строках герой, заслуживший право на осторожность и замкнутость ценой былых страданий, акцентирует внимание на непоколебимости принятого решения: чудесный мир-микрокосм будет спрятан в собственной душе до самой смерти.

Хотя художественное пространство стихотворения организовано комбинациями отрицаний, общий тон произведения не пронизан мраком скепсиса. Выход, найденный героем, уводит его от внешнего конфликта и оберегает от внутренних противоречий. Лирический герой расценивает свою позицию как спасительную, и ее цена — фактический отказ от искреннего общения с людьми — кажется адекватной приобретению.

Мотив души, представляющей собой необъятный микрокосм, который по богатству и глубине не уступает внешнему миру, найдет многообразное воплощение в русской лирической традиции.

15
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Другие стихи