Несколько слов обо мне самом

Я люблю смотреть как умирают дети.
Вы прибоя смеха мглистый вал заметили
за тоски хоботом?
А я —
в читальне улиц —
так часто перелистывал гроба том.
Полночь
промокшими пальцами щупала
меня
и забитый забор
и с каплями ливня на лысин купола
скакал сумасшедший собор.
Я вижу ________ бежал,
хитона оветренный край
йеловала плача слякоть.
Кричу кирпичу,
слов исступленных вонзаю кинжал
в неба распухшего мякоть
«Солнце!»
«Отец мой!»
«Сжалься хоть ты и не мучай!»
Это тобою пролитая кровь льется дорогою дольней.
Это душа моя
клочьями порванной тучи
в выжженном небе
на ржавом кресте колокольни!
Время!
Хоть ты, хромой богомаз,
лик намалюй мой
в божницу уродца века!
Я одинок, как последний глаз
у идущего к слепым человека!
Год написания:
1913 год

Начало стихотворения поражает, ибо начинается с эпатажного утверждения: "Я люблю смотреть, как умирают дети". Советская критика отозвалась весьма скромно о таком изречении, назвав это очередной выходкой футуриста. Западное "маяковедение" обозвала лирического героя Маяковского мизантропом, а стихотворение отнесла к антигуманизму.

Позже Владимир Владимирович оправдывался, написав через пятнадцать лет такой комментарий: "Надо знать, почему написано, когда написано и для кого написано... неужели вы думаете, что это правда?". Видно, что в этих словах Маяковскмй немного стыдится того, что написал в раннем возрасте, поскольку на момент написания стихотворения автору было всего 20 лет.

Лирический герой поэта агрессор, бушующий юнец, бунтарь, пытающийся удивить и всколыхнуть общественность, используя откровенный эпатаж. Владимир Владимирович был одиноким футуристом, отвергал будущность, поэтому образ ребенка в стихотворении напрямую связан с последующим поколением, которое не сможет осознать всю глубину и трагичность его творчества, обрекая тем самым поэта на жалкое существование. Строчку можно интерпретировать так, что Маяковский любит наблюдать за исчезновением этого будущего, ибо оно ему неприятно.

О правомерности такой трактовки стихотворения свидетельствует еще и то, что Владимир Владимирович больше не возвращался в позднейшем творчестве к такому роду тем. Перед нами предстают сюрреалистические образы, навеянные взбудораженным состоянием поэта. Обилие родительных падежей в метафорах ("прибоя смеха мглистый вал", "хобот тоски", "читальня улиц", "гроба том") говорит о беспокойстве и тревожности.

Лирический герой хочет, чтобы его поняли и выказали сочувствие: "Солнце! // Отец мой! // Сжалься хоть ты и не мучай!". Потрясающее желание глобальной эмпатии. Герой Владимира Владимировича не верит людям, поэтому ему приходится обращаться к неживым предметам ("Кричу кирпичу"), что еще раз подтверждает факт одиночества.

Время в стихотворении слово застыло лишь для того, чтобы услышать мольбу лирического героя: "Время! // Хоть ты, хромой богомаз, // лик намалюй мой // в божницу уродца века!". Особенность остроты одиночества подчеркивается традиционной для поэзии метафорой: "одиночество — стена", которую Маяковский дважды употребляет в стихотворении.

9
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Другие стихи