Друзьям (К чему, весёлые друзья…)

К чему, весёлые друзья,
Моё тревожить вам молчанье?
Запев последнее прощанье,
Уж Муза смолкнула моя:
Напрасно лиру брал я в руки
Бряцать веселье на пирах
И на ослабленных струнах
Искал потерянные звуки...

Богами вам ещё даны
Златые дни, златые ночи,
И томных дев устремлены
На вас внимательные очи.
Играйте, пойте, о друзья!
Утратьте вечер скоротечный;
И вашей радости беспечной
Сквозь слёзы улыбнуся я.

Год написания:
1816 год

Трактовка дружбы как священного долга, характерная для пушкинской поэтики, возникла еще в юношеской лирике. Для изображения идеальных товарищеских отношений автор обращается к сцене пиршества — дружеской трапезы, представленной в духе античных традиций. Она сопровождается приятным общением, пением, чтением собственных сочинений.

Ранняя редакция произведения, датированного 1816 г., начиналась со слов «К чему, веселые друзья…» Чуткое окружение лирического героя озабочено его молчаливостью и подавленным настроением. В поэтическом ответе субъект речи с горечью признается: вдохновение утрачено, и по этой причине он не может «бряцать веселье», услаждая слух пирующих. Ослабли некогда мощные струны лиры, символа возвышенной поэзии и неизменного атрибута певца, и умолкли звуки прекрасных мелодий.

Спустя девять лет автор уменьшил первоначальный текст вдвое, изъяв первое восьмистишие, содержание которого воспроизведено выше. Правки изменили смысловые акценты стихотворения: основное внимание сконцентрировано не на элегической фигуре героя, а на добрых напутствиях его товарищам, лирическим адресатам.

Счастливое и беспечное существование друзей охарактеризовано с помощью анафоры «златые». Забавы, пение, знаки женского внимания — слагаемые гармоничной жизни продиктованы эпикурейскими мотивами.

Двустишие, посвященное собирательному образу дев-подруг, подвергалось неоднократным правкам. Отказавшись от метафорического описания притягательного женского взгляда, исполненного страстного огня, поэт приходит к более реалистичному и стилистически нейтральному определению «внимательные».

За призывом беззаботно и радостно проводить скоротечные вечера следует прямое указание на эмоции субъекта речи. Наблюдая за товарищами, он улыбается сквозь слезы. Чувства, демонстрацией которых завершается текст, противоречивы: они обозначают умиление и грусть, нежность и жалость. Антитеза, противопоставляющая разочарованного героя-певца и его жизнерадостное окружение, в окончательной редакции теряет свою остроту. Прием контраста соотнесен с концовкой произведения. Эмоциональная реакция субъекта речи напоминает поведение мудрого взрослого, наблюдающего за детскими забавами. Наделяя печального поэта провидческим даром, автор пророчит скорое окончание легкого веселья, ассоциируемого с юношескими годами.

117
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи