Девушке

Ты перед ним — что стебель гибкий,
Он пред тобой — что лютый зверь.
Не соблазняй его улыбкой,
Молчи, когда стучится в дверь.

А если он ворвется силой,
За дверью стань и стереги:
Успеешь — в горнице немилой
Сухие стены подожги.

А если близок час позорный,
Ты повернись лицом к углу,
Свяжи узлом платок свой черный
И в черный узел спрячь иглу.

И пусть игла твоя вонзится
В ладони грубые, когда
В его руках ты будешь биться,
Крича от боли и стыда…

И пусть в угаре страсти грубой
Он не запомнит, сгоряча,
Твои оттиснутые зубы
Глубоким шрамом вдоль плеча!

Год написания:
1907 год

На идейное наполнение произведения оказала влияние специфика убеждений автора относительно отношений между полами. Являясь сторонником сексуального аскетизма в браке, поэт не чурался проявлений физической любви, однако считал их недостаточно «чистыми», способными осквернить возвышенное взаимопонимание супругов.

Лирический адресат, которому посвящен стихотворный текст 1907 г., несомненно принадлежит к социальному кругу, близкому субъекту речи. Движимый благородным порывом герой стремится помочь неопытной особе разобраться в деталях мужской натуры.

В основе образной структуры текста лежит антитеза двух начал. Особенности женской природы продемонстрированы на примере образа девушки. Нежную прелесть юной героини передает сравнение с «растительной» семантикой, помещенное автором в зачин стихотворения. Противоположную сущность воплощает «он», неконкретизированный образ мужчины. Текст изобилует его нелестными характеристиками: персонаж силен, похож на «лютого зверя», подвержен влечению «страсти грубой».

Близость мужчины и женщины трактуется как драматический поединок двух стихий, противостояние, неравный бой с ожидаемым исходом. Важно, что героиня находится в условиях ограниченной свободы: она живет в «горнице немилой», в двери которой стучится агрессивный гость.

Исполненный сочувствия субъект речи дает советы лирическому адресату, как действовать в критической ситуации. Смоделированы три варианта развития событий, объединенных общей стратегией обороны и активного сопротивления. В первом случае девушке посчастливилось избежать прихода нежеланного визитера, отказавшись от флирта и разговоров с опасным объектом. Во втором варианте напряжение нарастает: если «ему» удастся проникнуть в жилище, героине предлагается устроить пожар. Суматоха, вызванная происшествием, поможет уберечь собственную репутацию.

Последние рекомендации касаются поведения при сексуальном контакте, названном «часом позорным». В завершающем эпизоде нагнетаются драматические интонации: по мысли поэта, интимная близость может принести только унижение, «боль и стыд». Показательно появление в финальной части черного платка, узнаваемого атрибута скорби. Игла, спрятанная в ткани, и «глубокий шрам» от укуса — с помощью деталей изображена и картина отчаянного сопротивления, отражающая блоковские суждения о женском восприятии земной любви.

69
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие стихи