Тема России в творчестве И.А.Бунина

Тема России в творчестве И.А.Бунина

 Для изучения и понимания образа Родины писатель обращается к её прошлому. С точки зрения Бунина, главные действующие лица российской истории – мужик и барин, поэтому ось российской жизни вообще – это деревня и вотчина. Именно в них заключена национальная память нашего народа. Ярким резонёром авторских мыслей стал герой «Жизни Арсеньева», в котором по мере развития характера просыпается эта национальная историческая память, чувство «общего» прошлого и его к нему причастности. Он «почувствовал поэзию забытых больших дорог, отходящую в преданье русскую старину». В этом авторском наблюдении проявляется традиционный для русской литературы символический образ дороги. 

Бунин также неразрывно связывает с жизнью России православие – её духовную жизнь. Тот же Арсеньев испытывает во время церковной службы «ощущение связи с былым, далёким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование». Та же тяга к исторической духовности присуща и героине рассказа «Чистый понедельник», о котором будет сказано ниже, что проявляется в её любви к церковным службам и в символическом поступке – уходе в монастырь. По мнению Бунина, эта национальная память очень сильна в русских, она проявляется и в склонности к бродяжничеству, и в любви ко всему тому, на чём лежит печать увядания(пушкинские строки «Люблю я пышное природы увяданье…», множество очаровательных героинь русской литературы, увядающих от чахотки), и в русской потребности праздника, упоения. 

Бунин, Иван Алексеевич

Для Бунина особенны дороги не только по личной симпатии, но и по твёрдому убеждению в их национально-психологической центральности, картины «старинной уездной Руси»: «Ах, хорошо, почувствовал я, ах, как всё хорошо – и та дикая, неприветливая ночь в поле, и эта вечерняя дружелюбная городская жизнь, эти пьющие и едящие мужики и мещане, то есть вся эта старинная уездная Русь со всей её грубостью, сложностью, домовитостью…», - говорит Арсеньев. Недаром Пушкин ещё писал: «Я, слава Богу, мещанин». 

Насколько Бунин любил Россию старинную, настолько он возненавидел новые порядки, установленные революцией. Ещё до 1917 года он предчувствовал катастрофу, как и многие таланты его времени. В 1907 году он едет в Палестину припасть к святым местам и найти умиротворение после кровавых крестьянских бунтов 1905-1907 годов, репетиции будущего разлома. 

В православии он искал ответ, откуда из серой толпы богобоязненных мужиков вырастают Разины и Пугачёвы. Повесть «Деревня», основанная на этих размышлениях, принесла Бунину настоящую известность, но какую: писали,что это возмутительная, лживая книга, изображающая мужика мрачно, черно. В «Деревне» автор показывает власть инстинктов, рождённых в начале народного существования. «Историю почитаешь – волосы дыбом станут: брат на брата, сват на свата, сын на отца, вероломство да убийство, убийство да вероломство… Былины – тоже одно удовольствие: «распорол ему груди белые», «выпускал черева на землю»… Илья, так тот своей собственной дочери «ступил на леву ногу и подёрнул за праву ногу»… А песни?... А пословицы!» - слова героя Кузьмы Красова. Бунин пришёл к выводу, что Русь «жаждет прежде всего бесформенности». Отсюда и «бунт, бессмысленный и беспощадный».

В дни революции и гражданской войны его выводы вылились в ежедневник под красноречивым названием «Окаянные дни». Писатель начал его в Москве, а продолжил в Одессе, где спасался от большевиков. «Окаянные дни» - это осознание гибели России «со всей прелестью» её. Писатель убеждён, что революция вообще – «кровавая игра», которая толкает народ «из огня да в полымя». В дневнике Бунин описал вакханалию жестокости и насилия. Он предсказал гибель культуры и враждебности к интеллигенции. 

Бунин видел истоки страданий русского народа в его оптимизме, которым пользуются новые власти, обещающие «золотые горы»: «…знают, сколь привержены мы оптимизму. Да, да, оптимизм и погубил нас. Это надо твёрдо помнить». Авторское понимание причин разыгравшейся трагедии – в анархическом начале характера русского народа, в «шатании», «столь излюбленном Русью с незапамятных времён», в древней «охоте к разбойничьей, вольной жизни». В «Окаянных днях» рефреном звучат слова: «Опозорен русский человек!», «Опротивел человек! Жизнь заставила так остро почувствовать, так остро и внимательно разглядеть его, его душу, его мерзкое тело. Что наши прежние глаза – как мало они видели, даже мои!», «святейшее из званий опозорено как никогда. Опозорен и русский человек». В этом вся горечь того жестокого для России времени. 

Бунин в течение всей жизни задавался вопросом, какова же судьба России, в чём её загадочная сущность, ведущая к этой судьбе. Все исторические процессы и катастрофы он объяснял принципом маятника, по которому движется Россия. В рассказе «Чистый понедельник» он окончательно сформулировал свою идею: Русь Бунина находится в постоянном столкновении прошлого и будущего, между Европой и Азией. Она отклоняется, как маятник, то в одну, то в другую сторону, и в этом её судьба. 

В «Чистом понедельнике» об этом говорит всё: героя, уроженца Пензенской губернии, называют «сицилианцем» за южный тип красоты; героиня ещё более двойственна. Отец – из Твери, бабушка из Астрахани, в жилах героини смешалась русская и татарская кровь, её красота «была какая-то индийская, персидская». Одновременно с этим героиня наделена изысканным европейским вкусом в музыке, литературе. И тут же рассказывает отрывок из «Повести о Петре и Февронии Муромских». Героиня мечется между древнерусским Востоком и модернистским Западом, перемещаясь из монастырей и церквей в рестораны и на театральные капустники. В трактире Егорова на Ордынке она говорит: «Хорошо! Внизу дикие мужики, а тут блины с шампанским и Богородица Троеручица. Три руки! Ведь это Индия! Вы — барин, вы не можете понимать так, как я, всю эту Москву». Она как символ всей Москвы чувствует движение маятника, колебание всей Руси. 

И даже отправляя героиню в монастырь – то есть отдавая её Востоку, Бунин оставляет открытым путь назад. Марфо-Мариинская обитель не является монастырём в полном смысле этого слова, это община, в которую не уходят на послушание, а вступают. Это символ пути древнерусского Востока, с которого можно свернуть на Запад. 

Ярко идею двойственности России нам показывает образ города. Слова героини при звуке боя Курантов: «Какой древний звук, что-то жестяное и чугунное. И вот так же, тем же звуком било три часа ночи и в пятнадцатом веке. И вот во Флоренции совсем такой же бой, он там напоминал мне Москву…». А герой, размышляя о Москве, говорит себе: «Странный город!...Василий Блаженный и Спас-на-Бору, итальянские соборы – и что-то киргизское в остриях башен на кремлёвских стенах…». В трактире Егорова блины запивают шампанским, героиня ищет дом Грибоедова – европейца по культуре, убитого в Персии. В рассказе соседствуют авторы модных европейских произведений Гофмансталь, Шницлер, Тетмайер, Пшебышевский; модные русские писатели Белый, Андреев, Брюсов; русские писатели XIX века Грибоедов, Чехов, Толстой; герои древнерусской литературы и истории Пересвет и Ослябя, Юрий Долгорукий, Павел Муромский. Всё это символы двойственности Руси, её сложного, переменчивого исторического пути.

Д.С.Лихачёв пишет в книге «Поэтика древнерусской литературы», что «для Бунина-эмигранта всё, что происходило когда-то в России, её быт, её люди, - не просто прошлое, но и история». Бунин любил древнюю Россию, и чем древнее, тем сильней. Понятие России у Бунина менялось со временем. Если в дореволюционный период его представление о России было тесно связано прежде всего с мужиком, с крестьянином, то в эмиграции он обращается к образу барина и к исторически обобщённому образу русского человека. Концепция видения России на стыке двух цивилизаций, столкновение в ней прошлого и будущего показывает глубинный разлом всей русской жизни того времени, джа и присущей нашей стране в целом вне времени. Иван Бунин видит Россию жертвой исторических ножниц Европы и Азии. Но он находит в России и третью силу, побеждающую её вечную двойственность. Это национальная сила, генетическая память, дающая стране цельность и мощь. 

10:55
194
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие статьи