Реплика обывателя о проблемах стихосложения и перевода

Полемическая реплика

Полемическая реплика

Действительно, так уж велики великие поэты? Обыватель имеет право на этот вопрос лишь только потому, что в совершенстве владеет земным языком простого человека. Но такой вопрос может задать и свободный человек, которому чуждо чувство раболепия перед посмертными авторитетами, которых превратили в неприкасаемые фараоновские мумии с золотой маской непогрешимости. Неоспоримо одно, человек искусства творит не по желанию, а из его природной необходимости. И всё, что выходит из-под пера поэта может равноценно превращаться в драгоценные камни совершенства и в невыносимый мусор. Поэт напоминает золотоискателя, который пожизненно, пока хватает жизненной энергии, промывает тонны словесной руды, чтобы добыть крупицу творческой удачи. И этих настоящих искренних удач гораздо меньше, чем поэтов в граните славы и без . Критики всех мастей хотят убедить обывателя, что любое слово, строка великого поэта священна по своей природе. С моей точки зрения, есть несколько великих поэтов: Пушкин, Шекспир и отчасти Гёте. Почему? Ответ прост: 90% их произведений являются шедеврами и лишь 10% вынужденные отходы непрерывной интенсивной работы. Остальные же, подарили нам единичные выдающиеся произведения. Но индустрия литературных критиков оказалась доходным делом. Казалось бы, они своей деятельностью, пусть во многом ложной в своей изощрённой софистике, способствуют развитию языка. Наивная простота. Наоборот, это они, как навозные жуки засоряют бытовым сленгом академический культурный чернозём. Почему я сегодня такой сердитый? Избыток свободного времени под названием жизнь даёт возможность вдумчиво перечитывать великих и получать различные эмоциональные и интеллектуальные переживания. И не так уж редко случаются реальные открытия  и не только высокого порядка. А поэтические переводы открывают потаённые двери черного входа поэзии, которые ведут в подземелье кривых зеркал грустного смеха. Поэзия — это свободный дух в форме условностей, который делает мир более точным и конкретным. Таким был гений Пушкина. Всё после пушкинское — по существу не поэзия, а яркие цитаты. И это касается не только России, но и Англии, Германии и Франции. Жесткое заключение, но справедливое. Беру совершенно случайно Мандельштама. Как я был заворожен его поэзией в мои юные лета! Что же произошло со мной в мои 63 года? Почему вдруг Пушкин заслонил собой всё? У меня на столе лежит знаковая книга издательства ВАГРИУС, Осип Мандельштам. 2008 г. Эта книга избранного из Мандельштама с параллельными переводами на немецкий язык, была издана благодаря финансовой поддержке Федеральной целевой программы "Культура России". Книга безусловно нужная и даже необходимая, здесь, в Германии, где ещё в некоторых гимназиях преподают русский язык. Мандельштам в совершенстве владел немецким языком, правда, в контексте сильного еврейского влияния. Однако, его поэтическое становление приходится на период его учёбы в Гейдельбергском университете. Кстати, это один из старейших и престижных европейских университетов, где сегодня обучается почти 30 тысяч студентов. Сборник избранных стихов с параллельным переводом озаглавлена: Жизнь упала, как зарница. Ferner Blitz- Das Leben fiel.

Давайте вспомним 1925 год:

Жизнь упала, как зарница,

Как в стакан воды ресница.
Изолгавшись на корню,
Никого я не виню...

Хочешь яблока ночного,
Сбитню свежего, крутого,
Хочешь, валенки сниму,
Как пушинку подниму и так далее.

Эти строки написаны 26-летним Мандельштамом. Хорошие юношеские стихи, но не поэта. Пишущий меня хочет убедить, что зарница падает. Но мы все знаем, что зарница не падает, а гаснет. Значит:

Жизнь погасла, как зарница.
Как в стакан воды ресница...

И тогда мы понимаем и принимаем столкновение условности с точностью. Интересно, как выкручивается немецкий переводчик из этой ситуации в рамках жёсткой семантики немецкого языка. Хотя, "жизнь упала" - очень проблематичная фраза. Вместо "зарницы" переводчик вводит "молния"- "Blitz" И тогда в некоторой степени восстанавливается логика: Дальняя молния (вспышка) - жизнь упала. И хотя корявость сохраняется, зато идёт живое ознакомление с русским языком. А вот, почти детские стихи Мандельштама, хотя ему уже 18 лет:

Я качался в далеком саду
На простой деревянной качели,
И высокие темные ели
Вспоминаю в туманном бреду.

Переводчик немецким гражданам "втирает":
In einem Garten flog ich einmal
auf dem einfachen Holz einer Schaukel-

Даже человек, который не знает немецкий язык может легко перевести: как-то раз я качался в саду (хотя у поэта сказано в далёком саду) на простой деревяшке качели. Конечно, эту немецкую вынужденную корявую условность немецкий обыватель осознаёт, как простые деревянные качели. В немецком языке есть точное аналогичное русскому определение "деревянные качели" - " Holzschaukel". Остаётся добавить прилагательное "простой" - "einfach, enfacher, einfaches,einfache в зависимости от рода и падежа. Мда. Чтобы поднять немного настроение, отбрасываю все книги и начинаю на это раз перечитывать великолепную лермонтовскую поэму "Мцыри", которую он написал в свои 25 лет! Лишь Твардовский смог однажды достичь своими поэмами один из многих заоблачных пиков Пушкина и Лермонтова. Я думаю, что современная российская,  и тем более мировая словесность, приговорена Роком быть вечным туристом у этих великих подножий!

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие статьи

Или войти, используя соцсети: