О неожиданных проблемах поэтического перевода

Заметки обывателя

Заметки обывателя

Как хорошо и приятно в теплый майский день, погрузиться в архивную старину российского стихосложения. Иногда, это лёгкое погружение неожиданно наталкивается на удивительные подводные камни. Я никак не ожидал, что ленивое перелистывание русских переводов Гейне с параллельной читкой оригинала приведёт меня в некоторое смущение. Я не считаю немецкий язык пригодным для поэзии. Это язык философии, классической филологии и римского права. Именно поэтому, с моей скромной точки зрения, в Германии нет поэзии, а в России нет философии. Я уже слышу раздражённые критические голоса блюстителей установившегося порядка. А как же Гёте,Шилер, Гейне, Рильке? Верно, именно Рильке приблизил немецкий язык к высотам поэтического. Но, кто имеет честь читать немецкую поэзию в оригинале, уже после нескольких кружек баварского пива, честно признается, это просто ужасно! Немецкие стихи Гёте и так далее, начинают звучать и жить только на русском языке. Но я несколько отвлёкся. Итак, перелистываю Гейне в оригинале и в переводах без всякой определённой цели, как вдруг, натыкаюсь на "Ein Fichtenbaum steht einsam". Это стихотворение, которое вошло не только в поэтический сборник Гейне ( 1797- 1856) "Книга песен", изданную в Гамбурге (1827), но и является одним из популярных текстов среди композиторов того времени. Чуть ли не 77 композиторов переложили 8 строчек этого коротенького текста на свою музыку. Гейне же работал над этой книгой целых 10 лет. Тютчев был первым в России, кто перевёл эти 8 строчек. Если я не ошибаюсь, это произошло в 1826 году. Тютчеву было тогда 23 года и он уже несколько лет находился в Германии на дипломатической службе, которая продлилась без малого 20 лет.Как известно, в 1828 году он встретился с Гейне в Мюнхене и между ними завязалась тёплая дружба.

Ein Fichtenbaum steht einsam

Im Norden auf kahler Höh'.

Ihn schläfert; mit weißer Decke

Umhüllen ihn Eis und Schnee.

Er träumt von einer Palme,

Die, fern im Morgenland,

Einsam und schweigend trauert

Auf brennender Felsenwand.


Предлагаю моему любезному читателю подстрочный перевод:

Пихтообразное дерево стоит одиноко

на Севере на голой, обнажённой, пустынной горе, высоте.

дремлет от бессилия

 обвёрнут белым снежным и ледяным покрывалом

Ему снится Пальма,

которая далеко, в восточной стране или Востоке,

одиноко и молчаливо печалится

на жгучей скале.

На севере мрачном, на дикой скале
Кедр одинокий под снегом белеет,
И сладко заснул он в инистой мгле,
И сон его вьюга лелеет.
Про юную пальму всё снится ему,
Что в дальних пределах Востока,
Под пламенным небом, на знойном холму
Стоит и цветёт, одинока.

Мемуаристы зафиксировали благосклонную реакцию общественности на этот тютчесвкий перевод. Иными словами, полный провал. И действительно: Кедр одинокий под снегом белеет?!! Прошли годы. «Накануне отъезда своего на Кавказ, – вспоминал П. П. Вяземский, – Лермонтов по моей просьбе мне перевел шесть стихов Гейне: „Сосна и пальма“. Немецкого Гейне нам принесла С. Н. Карамзина. Он наскоро, в недоделанных стихах, набросал на клочке бумаги свой перевод. Я подарил его тогда же княгине Юсуповой.Вероятно, это первый набросок, который сделал Лермонтов, уезжая на Кавказ в 1841 году, и который ныне хранится в императорской Публичной библиотеке» (Воспоминания, с. 264).

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна
И дремлет качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.
И снится ей всё, что в пустыне далекой –
В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утесе горючем
Прекрасная пальма растет.

Звучит несколько лучше, но смущает: И дремлет качаясь, и снегом сыпучим Одета, как ризой, она.Или:что в пустыне далекой – на утесе горючем. Вспоминается несуразное : белеет парус одинокий в тумане неба голубом. У Гейне указано дерево мужского рода и его ошибочно переводят на русский, как сосна. И это удивляет, Лермонтов с детства говорил на прекрасном немецком языке, неожиданно меняет весь смысл 8 строчек Гейне. 

Спустя 15 лет пришла неожиданная очередь Фета:

На севере дуб одинокий
Стоит на пригорке крутом;
Он дремлет, сурово покрытый
И снежным, и льдяным ковром.

Во сне ему видится пальма,
В далекой восточной стране,
В безмолвной, глубокой печали,
Одна, на горячей скале.

Неожиданно появляется дуб, хотя у Гейне чётко говорится о Fichtenbaum. К сожалению на русский переводится как ель или пихта. Но на ботаническом языке этот самый Fichtenbaum переводится, как семейство древесных с игольчатыми ветками. А это может быть и кедр,и пихта, и сосна, и елка. Но никак не дуб. А эти:

Стоит на пригорке крутом;
Он дремлет, сурово покрытый
И снежным, и льдяным ковром.

Вообще не выносит никакой критики, а ведь речь идёт о великих поэтах России! Постепенно моя скука раскалилась до состояния страсти и неожиданно появились такие строки:

На Севере кедр одиноко
заснул на пустынной горе.
Покрытый снегами до срока,
закованный в лёд по весне.

Он грезит о пальме высокой,
которая с солнцем встаёт,
на выжженных скалах Востока
в печальном молчаньи цветёт..

В 1836 году австрийский посол передал Пушкину новую книгу Гейне, но вдохновение Александра Сергеевича никак не отреагировало на это подарок. Кстати, в 1827 году Максимилиан, младший брат Гейне, пишет ему из Петербурга: Дорогой Генрих, в России появился поэт, который в сочинительстве своём очень напоминает тебя. Максимилиан Гейне был принят на военную службу в российскую армию, где несколько лет работал военным хирургом. Принимал участие в знаменитом переходе через Балканы отряда генерала Дибича в 1830 году и в подавлении польского восстания в 1831 году. После окончания военных действий Гейне поселился в Санкт-Петербурге, где занял место старшего хирурга при военном госпитале.Через несколько лет Гейне вышел в отставку в чине статского советника. Вместе с Тильманом и Кнебелем Гейне создал первый русский медицинский журнал на немецком языке «Medizinische Zeitung Russlands», издававшийся 15 лет (1844—1859). 

Гейне по количеству переводов считается самым популярным немецким поэтом в русской культуре 19 века. Тем печальней тот факт, что до сих пор в Германии нет ни одного памятника самому русскому немецкому поэту и яркому публицисту, Генриху Гейне!

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие статьи

Или войти, используя соцсети: