Стихотворение "{title}" {category}, написанное в {year}. Автором произведения является {avtor_skrit}.

Пламя (Если пламя голубое…)

Если пламя голубое
Ты зажжёшь на алтаре,
Вас, лелейных, в храме — двое,
И лицо своё живое,
Весь сияя как в заре, —
До лазури наклоняя,
Оттеняя ту зарю,
Пламя синее впивая,
Бог вещает: — Я горю.
Я с тобою, земножитель,
Мой молельник, мой святитель,
Я с тобою говорю.
Если ты зажёг молитву,
Искры в пляску устремил,
На горячую ловитву
Я схожу под звон кадил.
И ловлю я это пламя,
И вздымаю дым как знамя,
И вдыхаю жар души,
Этот синий-синий ладан.
Миг загадан и разгадан,
К светлой цели поспеши.
Что задумал, то случится,
Счастье — верное твоё,
Ибо синий пламень длится,
Выпрямляясь как копьё.

Год написания:
1 912 год

Анализ стихотворения Константина Дмитриевича бальмонта "Пламя"

Стихотворение-заклинание, своеобразная притча, вошедшее в сборник «Зарево зорь», носит название «Пламя». Это произведение было опубликовано в издании «Еженедельные литературные и популярно-научные приложения» к журналу «Нива» в 1911 году. Написано же оно было во время путешествия по Египту и другим странам Азии и Африки. Поэтому это стихотворение можно читать как загадку, выискивая в нем различные символы и отсылки.

Произведение не разделено на строфы, благодаря чему повествование плавно течет из строки в строку, увлекая читателя глубже в таинственную атмосферу языческого храма. Из текста стихотворения не ясно, какому именно божеству посвящено это место, но то тут, то там можно заметить символы. Например, во фразе «мир загадан и разгадан» видится намек на египетского Сфинкса, который по легенде предлагал решить своим жертвам головоломки.

Согласно сюжету стихотворения, в некоем храме совершается молитва. Двое возжигают ладан, и его синее пламя пробуждает бога, который говорит с богомольцами:

Мой молельник, мой святитель,
Я с тобою говорю.

Этот образ может также быть воспринят как своеобразное бальмонтовское видение неопалимой купины. Как и библейский бог, передавший Моисею свою волю вывести его народ из Египта, так и пламенный бог поэта взывает к лирическому герою. Он дает герою завет:

К светлой цели поспеши.
Что задумал, то случится.

Бальмонтовское божество вдохновляет героев жить полной жизнью, стремиться к высокой мечте и воплощать дерзкие замыслы, обещая, что счастье будет сопутствовать смелым. В этом образ говорящего из пламени бога близок и к древнегреческому герою Прометею.

Пламя выступает как символ жизни. Поэтому-то оно имеет не обычный для огня красный или желтый цвет, а переливается разными оттенками небес. Огонь предстает то как «пламя голубое», то синее, то как «синий-синий ладан». Это указывает на небесное происхождение и бога, и жизни, и человека, ведь именно он зажигает священный огонь на алтаре. Также вероятно, что синий цвет указывает индийских божеств, чей оттенок кожи традиционно характеризуется как небесный.

Если рассматривать сюжет произведения с иного ракурса, то окажется, что оно наполнено чувственными образами. Автор заостряет внимание на том, что героев двое, и пламя рождается между ними:

Вас, лелейных, в храме – двое.

Здесь использован неологизм «лелейный», по-видимому, образованный от слова «лелеять», таким образом, огонь рождается из любви, ласк героев. Поэтому автор называет то, что происходит в храме плясками и «ловитвами», то есть любовными играми между мужчиной и женщиной. В этом таинстве зарождаются творческие замыслы, стихи и новая жизнь.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Другие стихотворения

Или войти, используя соцсети: